Девушка, которая не пьет

Леся Рябцева об алкоголе, бухающих коллегах и формуле счастья

photo_cropped>

– Тебе не показалось, что журналисты стали меньше пить? Ты на «Эхе Москвы» наблюдаешь разные возрастные компании, есть молодежь, как ты, и есть старики типа Венедиктова. Больше или меньше пьют?

– У меня ощущение, что так же. У меня, во-первых, в окружении журналисты вообще все бухают. Жестко причем выпивают. И фотографий из баров и ресторанов не стало меньше. Мне кажется, в этом нет какого-то скачка.

– А по рассказам? Я имею в виду, мы не сравниваем сейчас 2000-й год и позавчера, а 2015 и 1995, например.

– Ну откуда я-то знаю?

– Ну, ты, может быть, помнишь по рассказам. Я помню, что в «Московском комсомольце» даже закрывали бар до четырех часов, пока номер не сдавали. То есть вот так пили.

– Слушай, я знаю много историй о коллегах, которые умерли, потому что спивались. У нас на «Эхе» такие были. Сейчас у нас, конечно, такого не происходит. Но если в такой категории рассуждать, то, конечно, меньше пьют. Но бухают всё равно.

– Бухают?

– Конечно! Особенно, когда идут обострения какие-то информационные, новостные или когда с Украиной были проблемы. Еще, знаешь, это сезонно. Когда холодно – нужно согреться, и все начинают бухать. Причем яростно.


– Что пьют на «Эхе»? Или не на «Эхе», а друзья, коллеги?

– Текилу. Вот у моей подруги будет день рождения, она попросила притащить текилу, лайм и вино. «Эховцы» пьют вискарь, коньяк. Пиво – те, кто чуть ниже, что называется, статусом.

Я поняла, что по тому, какое вино пьет человек, можно очень многое сказать. Например, у меня есть знакомый, который любит только белые сладкие вина. У меня очень много франкофонных друзей, и они делятся на тех, кто любит белые сладкие и на тех, кто любит тяжелые красные вина – такие, чтоб у тебя застревал в горле вкус грецкого ореха.

Мне кажется, что те, кто любит какую-то демагогию, такой образ с трубкой, представляют себя этакими мыслителями – они красное вино выбирают. Девочки выбирают красное для вечера, и чтобы она была вся такая томная, курила сигареты после рабочего дня. То есть образы влияют на твой выбор в вине. Соответственно, белое выбирают те, кто как воду его пьют, столовская такая история – смешать с водой, сделать лимонад. У меня родители очень любят делать из просекко, из белого вина лимонады типа мохито.

– Так можно.

Да, так можно пить белые вина. И самое крутое – это когда появляется культура пития. Когда ты покупаешь бутылку и идешь по улице, и пьешь из горла – это одна история. Я не против этого, и у меня тоже есть чудесные воспоминания о том, как я шла по центру Парижа с бутылкой шампанского такая вся веселая, воздушная, а на улице весна, вот это все.

Но когда ты готовишься к приему, для тебя это праздник какой-то, трапеза – мне кажется, что это важно, чтобы ты задумывался перед тем, как начинал пить.

– О чём?

– Собственно, о том, зачем ты это делаешь, для чего ты это делаешь, что тебе это дает.

– Когда ты начала пить?

– Прям пить-пить или выпивать?

– Когда впервые ты попробовала алкоголь? Когда начался роман с алкоголем?

– В старших классах в школе.

– Что пили?

– Слушай, это были отвратительные напитки типа «Виноградный день».

– Почему были? Они остались.

– Я не знаю, слава богу. Я отошла от всего этого, поэтому я даже не знаю, остались они ещё или нет. «Отвертки» какие-то, «Шейки». В общем, отвратительное вот это месиво, фу, ужас. Если ты прав, и они все еще существуют, мне очень жалко тех подростков, которые это пьют, этих людей, у которых нет денег, чтобы пить нормальный алкоголь. Я считаю, что вообще лучше не пить. Но лучше пить хорошее, чем какую-то какашку.

– Ты считаешь, что пить нужно редко? А почему?

– Нет, я считаю, что вообще лучше не пить. Потому что человек, когда пьет, он пытается уйти от неких проблем.

– А если ищет вкус?

– Ну, ищи вкус, хорошо. Я говорю не о том, чтобы сделать глоток, а добиться того состояния расслабления, когда на тебя начинает действовать алкоголь.

– Многие пьют для того, чтобы…

– Чтобы что? Чтобы расслабиться. И вот это то, о чём я говорила. Девочки приходят домой после работы и им нужен бокал вина. Это триггер такой у них срабатывает. Им нужны какие-то внутренние рефлексы: «всё, я дома, рабочий день закончился, можно отдохнуть». Но на самом деле, как мне кажется, это происходит только из-за привычки. Ты на меня смотришь, как будто я несу полную ересь.

– Нет.

– Хорошо. Окей, я буду защищать свою точку зрения. Это из разряда, когда мы не знаем, как ещё расслабиться. И нам все вокруг говорят – и общество, и воспитание – что все вокруг бухают, что можешь выпить, и тогда всё станет легче и проще. И тебе поэтому лень искать другие способы для расслабления.

– Ты же пила.

– Да, я пила. И я не была счастлива от этого. Это не были прекрасные времена, абсолютно нет.

– Давай перемотаем, как в фильмах. Флэшбэк. Как ты к этому пришла? Как ты пила?

– Периодами я пила, запоями. А потом я не пила вообще.

–Ты запойная?

– У меня с этим были проблемы. И после школы – всякие тусовки и клубы. Это всей молодежи известно, как ты приходишь куда-то, тебе хочется фана, чтобы тебе было проще общаться с человеком, ты перестаешь скромничать, начинаешь бухать. Ты танцуешь, раскрепощаешься и думаешь: «О, вот я звезда этого танцпола». На следующее утро тебе х****, у тебя болит голова, ты блюешь. Тебе стыдно за то, что ты сделал. Это был не ты, это было какое-то другое твое «я». Ты теперь звезда унитаза. Я когда это поняла, стала думать, зачем я тогда так пью. Зачем это, собственно? И в университете я стала пить сильно меньше, намного меньше.

– Так это еще до университета было?

– Я тебе рассказываю – старшие классы, молодежь. Первые курсы, какие-то адовые тусовки, клубы. И в университете были какие-то тусовки, просто они уже реже происходили. Конечно, я еще взрослела, видимо, какой-то период сменялся каким-то опытом и умом, и, знаешь, я еще смотрела на окружающих, которые тоже меняются от алкоголя. На парней, которые ведут себя отвратительно, пошло, гадко. Я прихожу поплакаться, мне нужна помощь и поддержка, а человек бухой в говно и говорит: «Пойдем оторвемся кого-нибудь». И приставания вот эти. Короче, мне все это не нравилось безумно, жутко. И вот последний год я стараюсь работать над собой.

– Так у тебя новая жизнь недавно?

– Да. Год-полтора. Во время которого были и срывы.

– Например?

– Это когда я познакомилась и начала общаться, дружить с теми, кто на некоторое время стал моими новыми авторитетами. Я все-таки еще не устаканилась как личность, как мне кажется. Соответственно, если я вижу, что они пьют, то почему бы и мне не выпить. И опять потеря себя. Соответственно, если все вокруг бухают, то ты тоже начинаешь бухать. Но мне это не нравилось.

– Почему? Ты совершала какие-то поступки?

– Да, в том числе. Даже если чуть-чуть выпиваешь, зачем это делать? Я искренне задаю себе этот вопрос. Не потому, что я сейчас кокетничаю или что-то. Ещё ужасно состояние, что ты какой-то не такой, если ты не пьешь. Ты приходишь в «Хлеб и вино», тебе Минаев говорит: «Выпей с нами бокальчик». Я говорю: «Я не хочу». Он: «Вот ты не пьешь, поэтому у тебя прыщ на лбу». А ты такой: «Эээ, что? У меня вообще четыре прыща». Он такой: «Это потому что ты четыре дня не пьешь». И получается, что ты какой-то ненормальный.

– Изгой.

– Да, изгой. Потому что принято, что ты должен пить. И знаешь, что проще сделать? Меня так мудрые люди научили. Вот ты говоришь «Я не пью». И все люди думают, что ты чуть выше, чем они, чуть лучше. То есть, им нужен алкоголь, чтобы расслабиться, а ты, видимо, чем-то отличаешься. Тебе в этой ситуации нужно себя принизить. Поэтому можешь сказать: «Знаешь, у меня проблемы с почкой, печенью, сердцем и желудком». Они тогда: «Бедный. Тогда точно не наливать». Они чувствуют своё превосходство над тобой и тогда перестают тебя мучать, что ты не бухаешь. Но это же тоже бред. Я не лезу в чужую жизнь, хочешь пить – пей. Но почему стало немодным и странным не пить? Почему я теперь стала как бы белой вороной?

– Если бы мы были в 80-х, тебя бы тоже не поняли. Пили же всегда, у нас традиция такая.

– Ладно, хорошо. А я не хочу. Не хочу следовать традиции потому, что так устроено общество или так воспитывали кого-то. Знаешь, ещё фишка, когда родители своим детям говорят: «Ну вот если захочешь выпить, приходи домой, мы тебе нальем». Или: «Ты, короче, не в подъезде бухай, пожалуйста, приходи или сам купи себе нормальное, дорогое, по чуть-чуть, равномерно». То есть, родители учат своих детей, как пить.

– Подсаживают?

– Подсаживают, рассказывают, покупают, наливают. Дают в младенчестве лизнуть бутылку с пивом. То есть это вообще какой-то коловрат, в моей голове это не укладывается. Зачем?

Поделись с друзьями


Жми "Нравится Страница", чтобы получать новые статьи каждый день

Страница: 1 2

Яндекс.Метрика